Иван Моллесон: первый русский санитарный врач всю жизнь боролся с русским бытом

Дореволюционная провинциальная жизнь кажется стоячим болотом. Ничего подобного! Такие там кипели страсти!

1. Первый санитарный врач

Иван Иванович Моллесон родился в 1842 году в далеком городе Иркутске, в семействе исправника горного ведомства. Учился, однако, в Казани, в 1865 году окончил медицинский факультет Казанского университета. За дипломную работу «Термометрия в диагностическом, терапевтическом и прогностическом отношениях» выпускник был удостоен золотой медали.

Казань в те времена была престижным университетским городом, одной из научных и интеллектуальных столиц Российской Империи. Дипломы тамошнего университета котировались очень высоко. Перед Иваном Моллесоном открывались двери лучших клиник и кафедр. И не только в России, но и за рубежом.

Но Иван Иванович пошел по земской части. Провинция привлекала именно своей неустроенностью и, соответственно, возможностями. В Москве и Петербурге все и так более или менее работало. Здесь же разгребай – не разгребешь.

Первая должность Моллесона – простой земский врач в городе Бугуруслане Самарской губернии. Классика жанра, чеховщина. Затем – фабричный врач на механическом заводе пароходного общества «Кавказ и Меркурий». Всевозможные калечества, которые так просто получить в цеху, особенно в те времена. Потом – заведующий земской больницей города Яранска Вятской губернии.

Русская провинция затягивает и не отпускает.

И все-таки в 1871 году Иван Иванович перебирается если и не в столицу, то, во всяком случае, в губернский город. Он принимает приглашение председателя Пермской губернской земской управы Дмитрия Смышляева и заступает в должность ординатора Пермской губернской земской больницы.

Больше того, специально для Ивана Ивановича Пермское губернское земство учредило новую должность – санитарного врача.

Это впоследствии вызовет много курьезных ошибок. До сих пор многие уважительно называют Моллесона первым русским санитарным врачом, не понимая, что речь всего лишь о «записи в трудовой книжке», а не о медицинской специализации.

Но от судьбы не уйдешь. Уже на следующий год в Перми учреждается санитарная комиссия – своего рода предшественница советской СЭС. Ее возглавляет старший врач больницы, но Моллесон сразу становится одним из самых активных участников нового учреждения. И уже через несколько месяцев Иван Иванович организует под эгидой той комиссии первый съезд земских врачей Пермской губернии.

Дело пошло. Но как пошло, так и остановилось. Комиссия, не без влияния Моллесона решила открыть пермский филиал Казанского научного общества врачей. Знакомства, заведенные Иваном Ивановичем за время обучения в университете, позволяли это сделать. Но возмутился господин Смышляев. Почему? Все очень просто. С ним, главным земским начальником, этот вопрос не был согласован.

Самого же Моллесона в это время не было в Перми. Иначе он, возможно, разрешил бы ситуацию.

Когда Иван Иванович вернулся, что-либо исправить уже было невозможно. К этому моменту все доктора губернской больницы, входившие в комиссию, уже подали в отставку, и отставка эта была принята.

Моллесон возмущался: «Этот самодур купец хотел низвести врачей до роли слуг, безмолвно созерцающих деяния барина и беспрекословно исполняющих его прихоти, но этому не быть».

Иван Иванович был вынужден присоединиться к коллегам – все равно ему не дали бы спокойно работать и уж, тем более, заниматься всяческими общественными начинаниями.

X
X
Включение уведомлений    Ok No thanks