Как понимать слова Спасителя: «Не можете служить Богу и маммоне»

В сегодняшнем евангельском чтении мы с вами слышали замечательные и очень важные слова Спасителя нашего Господа Иисуса Христа, являющиеся продолжением Его знаменитой Нагорной проповеди. Предлагаю разобрать их подробнее.

Вы слышали, Господь сказал: «Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть». Как это понимать? Каждый из нас ведь в своей повседневной жизни служит разным субъектам: мы все так или иначе служим своей семье, детям, родителям, начальнику, рабочему коллективу, родине наконец. Разве Господь это запрещает? Нет. Это не противоречит служению Богу. Господь тут ведёт речь о взаимоисключающих целях: нельзя служить одновременно Богу и греху. Нельзя служить Богу и одновременно нарушать Его заповеди. Как сказал апостол Павел, не можете пить чашу Господню и чашу бесовскую.

Господь продолжает: «Не можете служить Богу и маммоне». Что это значит? Маммона — древний языческий бог богатства. В переносном значении это слово означает страсть сребролюбия. Но почему Господь упомянул здесь только этот грех? Почему не сказал: «Не можете служить Богу и чреву, Богу и блуду»? Не утопает ли мир в грехах чревоугодия и блуда? Почему же Он так выделил именно маммону?

Во-первых, по воззрению ветхозаветных иудеев, которое было перенесено и в современный иудаизм, материальное богатство человека и его финансовый успех — это самый явный знак благоволения к нему Бога и Его благословения. Но ведь по идее сначала нужно явить пред Богом свою праведность, а уже потом Господь тебя за это благословляет земным богатством и успехом — очерёдность здесь может быть только такая. Но в головах многих иудеев причина и следствие поменялись местами, и они стали стремиться к стяжательству, к личному обогащению, думая таким образом снискать Божие благословение. Вот здесь Господь и обрушивается на это заблуждение, которое давно уже стало морально разлагать иудейское общество. Мол, не обманывайтесь, не прельщайтесь! Если вы сумели всеми правдами и неправдами накопить своё богатство, это вовсе не значит, что вы праведники и Бог вам благоволит.

Во-вторых, такие страсти, как чревоугодие и блуд, берут своё начало из нашей природы, из потребностей естества, и поэтому когда человек увлекается ими, делает это не вполне свободно, а по диктату плоти. И это является, так сказать, некоторым смягчающим обстоятельством. Сребролюбие же не укоренено в нашей природе, которая не имеет потребности в деньгах (деньги же кушать не будешь!), поэтому служение им противоестественно, и если человек его выбирает, он делает это по свободному выбору, не будучи принуждаем к этому никакой силой. Нет в нашем естестве такой силы, которая бы склоняла нас к сему. Значит, человек делает этот выбор вполне свободно, а потому они, деньги, становятся на место Бога, становятся идолом. И поэтому сребролюбие — более тяжкий и более пагубный по своим последствиям грех, нежели блуд или чревоугодие. Душа блудника или чревоугодника может оставаться доброй, милостивой и отзывчивой. Сребролюбие же совершенно иссушает душу, делает её чёрствой, немилосердной, глухой к чужой нужде, диаволоподобной.

Слова Господа о мамоне могут многих смутить: все мы так или иначе копим деньги, имеем вклады, счета в банках, на банковских картах. Неужели Господь здесь запрещает иметь какие-либо денежные сбережения? Неужели если мы их имеем или копим на что-то, то мы сребролюбцы и подвержены осуждению? Но без этого сейчас ведь никак…

Вовсе нет. Сами апостолы имели денежный ящик. Дело не в деньгах и не в их количестве, а в отношении к ним. Можно быть богатым и не привязанным к деньгам. А можно быть бедняком и буквально иссыхать от сребролюбия. Если у тебя деньги на месте Бога, если ты надеешься и полагаешься больше на них, чем на Бога, если ты надеешься, что в случае чего тебя спасут и обеспечат твоё существование счета на сберкнижках, а не Промысл Божий, — вот тогда ты сребролюбец. Яркий показатель здесь — какой смысл каждый из нас вкладывает в понятие «приготовиться к смерти». Кто-то понимает это как подготовить душу к переходу в мир иной — покаянием и примирением со всеми. А для кого-то это означает лишь скопить н-ную сумму на похороны: на погребальную одежду, на дорогой гроб, на памятник и ограду, на поминальные обеды. Как будто всё это спасёт от осуждения на Страшном суде.

Вот поэтому после слов о мамоне Господь переводит Свою речь казалось бы, на совсем другую тему — на тему житейских забот и попечений, с одной стороны, и Промысла Божия с другой: свою жизнь и попечение о ней мы должны предоставить целиком Богу и Его Промыслу.

И Господь излагает поистине великолепное учение о Промысле Божием: «Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их?.. Посмотрите на полевые лилии, как они растут: ни трудятся, ни прядут; но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них».

Действительно, так и хочется спросить: чего ради такое совершенство и красота полевого цветочка, который раскрывается всего лишь на несколько часов, а потом сбрасывает всю свою красоту и завязывает семена? Или травинки, которая, как сказано здесь, сегодня есть, а завтра, может быть, будет брошена в печь? Если же взять какую-нибудь букашку и рассмотреть её под микроскопом, увидим поразительную сложность её вида и устройства. А ведь срок жизни её ничтожен — всего-то от силы сутки или чуть более, и ради этого такая сложность? А если окунуть взгляд в глубину звёздного неба, в тысячи и миллионы световых лет космического пространства, в миллионы звёзд и галактик? Наша земля, на которой живёт человек, на которой кипят земные страсти, — лишь пылинка, затерявшаяся во тьме космического пространства… Чего ради создано Богом это невообразимое пространство и множество галактик? Есть над чем задуматься и чему удивиться…

Созерцая всё это, удивляешься щедрости творческого замысла Божия. Творческая энергия Божества буквально плещет через край. Господь как будто даже расточительствует ею. Этим Он как бы уверяет нас, что раз Он смог так великолепно и щедро устроить мироздание, от галактик до последней букашки и заботится обо всём, то конечно же, сможет позаботиться и о нас, и о нашей жизни, тем более, что человек, как образ Божий, бесконечно более ценен в очах Божиих, нежели букашки, птицы или трава.

И Господь говорит: итак, не заботьтесь. Я силен Сам позаботиться о вас. Но почему Он призывает нас сбросить с себя заботы? Чтобы удариться в праздность и безделье? Ну нет конечно. Господь ревнует о том, чтобы мы освободившееся время и освободившиеся силы своей души посвятили не заботам или праздным развлечениям, а Ему.

Конечно, мы не можем полностью отказаться от всех своих попечений. Но, во-первых, часто бывает, что при более внимательном рассмотрении вполне возможно сложить с себя значительную часть забот, которые мы добровольно взвалили на себя. Во-вторых, Господь излагает здесь максиму, максималистское требование. Господь обращается ко всем людям, ко всему человечеству. Поэтому, конечно же, обязательно найдутся хотя бы единицы, кто сможет эту заповедь исполнить буквально. Как апостолы, преподобные или Христа ради юродивые, которые в прямом смысле раздали всё имение нищим и последовали за Христом.

Кроме того, как указывают некоторые толкователи, слово «не заботьтесь» не вполне точно передаёт мысль Спасителя. Он вовсе не призывает нас, подобно птицам небесным, ничего не делать. Не призывает стать как «попрыгунья-стрекоза», которая «лето красное пропела». Он лишь предостерегает, чтобы заботы о хлебе насущном не доводили нас до тревожного или подавленного состояния духа, до состояния безвыходности, уныния или отчаяния.

«Ищите же прежде Царствия Божия и правды его…» Господь не сказал: «только», но «прежде», ибо мы, покуда облечены плотью, не можем думать только о небесном, но с необходимостью вынуждены думать и о земном. Но в духовной жизни крайне важен вопрос приоритетов. Что должно быть на первом месте, что на втором, а что на десятом.

Так вот, если Бог у нас в жизни будет на первом месте, то всё остальное будет на своём месте. Дай Бог!

Автор: иерей Виталий ГАРАБОВ

Источник: Православие в Татарстане

Subscribe for notification
X