Кто крестил Иисуса Христа

В самом знаменитом художественном музее Москвы — Третьяковской галерее — есть одна удивительная картина. Для нее даже был построен отдельный зал, потому что она очень большая. Называется она «Явление Христа народу», а написал ее художник Александр Иванов. Христос изображен на ней вдали, еще только приближающимся к лю­дям, расположенным на переднем плане картины. А в центре композиции — фигура человека с посохом в руке, одетого в звериные шкуры. Именно он указывает людям на пришедшего к ним Христа. И наверное, не случайно автор картины с таким названием сделал его центральной фигурой на своем полотне. Именно он оказался главным помощником Иисуса Христа в этом важнейшем событии — Его явлении народу, который Он пришел спасти. С тех пор прошло две тысячи лет, но весь мир знает его имя — Иоанн Креститель. Здесь мы расскажем историю его жизни — от момента рождения до события, изображенного на картине.

Страшный приказ Ирода

Всего лишь полгода прошло, как Елисавета стала матерью. И тут над головой ее маленького сына Иоанна вдруг сгустились тучи. Злобный и подозрительный иудейский владыка Ирод узнал от приезжих магов, что в его владениях родился будущий Царь Израиля. И действительно, в городе Вифлееме у девы Марии, родственницы Елисаветы, тогда родился обещанный ангелом сын Иисус. Его рождение было тихим и почти никому неизвестным, потому что мама родила его в чужом городе, где была в это время проездом. Ни родственников, ни друзей у нее в Вифлееме не было.

Ирод тоже не знал, о каком именно младенце сказали ему приезжие маги. Но очень испугался, что будущий Царь Израиля отнимет у него власть, когда вырастет. И тогда Ирод отдал своим воинам страшный приказ — убить всех младенцев в Вифлееме и его окрестностях. Тысячи ни в чем не повинных детей погибли в те дни. Даже птицы перестали петь в окрестностях Вифлеема. Лишь горький плач несчастных матерей слышался над окровавленным городом. И все же погубить Иисуса царю-убийце так и не удалось. Ангел предупредил семью Иисуса о готовящемся побоище, и они успели бежать из Вифлеема далеко, в другую страну.

Но был в Иудее еще один необычный младенец. Его не нужно было разыскивать, потому что с самого рождения слава о нем прошла по всей Иудее. Это был Иоанн, сын священника Захарии. «Ведь не зря же о нем говорят, что родился он по предсказанию ангела. Быть может, это и есть будущий Царь?» — думал Ирод, все еще не утоливший своей злобы. И на всякий случай он послал отряд воинов в Хеврон, чтобы убить еще и маленького Иоанна. Из окна своего дворца царь-убийца смотрел на мчащихся по пыльной дороге всадников и думал, что уж теперь-то его власти ничего не угрожает.

Бегство

Солнце уже поднималось в зенит над древними зданиями Хеврона. Совсем скоро воздух в городе раскалится и все уйдут прочь с площадей и улиц, пережидать жару. Старые дома со стенами из горного камня и глины умеют хранить прохладу даже в самый жаркий полдень.

Елисавета только что покормила своего малыша и теперь собиралась уложить его в колыбель. Вдруг в дом забежала растрепанная соседка, торгующая на рынке козьим молоком.

— Елисавета, скорее беги из города! Твоего сына хотят убить!

— Что за странные вещи ты говоришь? — Елисавета строго свела брови. — Кто может хотеть смерти младенца, которому нет и года от роду?

— Сегодня утром по рынку ездили всадники из охраны Ирода. Те самые, которые убивали детей в Вифлееме. Они спрашивали, как найти дом священника Захарии. Все горожане боялись их и говорили, что не знают. Всадники были очень злы. Они до полусмерти избили хромого горшечника, когда он отказался сказать, где ваш дом. А я бросила свой товар и быстрее побежала, чтобы предупредить тебя…

Но Елисавета уже не слушала запыхавшуюся соседку. Быстрее молнии металась она по дому, собирая все необходимое для бегства. Миг — и вот уже собран дорожный узел. Схватив маленького Иоанна на руки, она выскочила из дома и побежала прочь — туда, где за рекой высились неприступные горы.

Едва скрылась Елисавета за поворотом улицы, как возле дома зацокали копыта.

— Обыскать дом! — крикнул старший из всадников, придерживая разгоряченного коня.

Через мгновение его воины уже тащили из дома перепуганную торговку молоком.

— Вот, господин. В доме только эта женщина. Больше никого нет.

— Эй, я видел тебя на рынке. Это ведь не твой дом. Нам сказали, что здесь живет семья священника Захарии. Ты что, предупредила их о нашем приезде? Говори! — закричал старший.

— Нет, мой господин, — едва живая от страха, пролепетала торговка молоком. — Я лишь зашла к ним после удачной торговли, чтобы отдать долг. Вот, смотрите, — и она дрожащей рукой протянула всаднику монету в два шекеля.

Тот злобно оскалил зубы и ударил ее по ладони рукоятью плети. Монета со звоном покатилась по булыжной мостовой.

— Ты видела, куда убежала старуха с младенцем? Говори, иначе умрешь.

— Да, видела. Она побежала вон туда, в долину. Я слышала, у нее там живет брат, наверное, она решила спрятаться у него, — и торговка показала совсем в другую сторону.

Всадники вскочили в седла и с гиканьем проскакали вдоль улицы, вниз в долину. Кони их мчались как ветер. Но теперь с каждым шагом они уносили их все дальше и дальше от беглецов.

А отважная торговка перевела дух, присела на корточки и горько заплакала.

В это время Елисавета уже вышла из города и по извилистой тропе поднималась вверх по горному склону. Вот уже и тропа исчезла, один битый камень и скалы вокруг. Никакой всадник не сможет сюда подняться. Даже пастухи не гоняют сюда своих овечек.

Наконец Елисавета перевела дух. Теперь ее младенцу никто не угрожал. Но как же тут можно жить — в этой каменной пустыне, вдали от людей, да еще с грудным ребенком на руках? И тут она вспомнила слова ангела, что ее мальчику Бог уготовал великие дела. Воздев руки к небу, Елисавета стала молиться:

— Господи! Не для того ты уберег моего сына от меча убийц, чтобы он умер от голода в этих пустынных горах. Пошли же нам спасение здесь, где, кроме Тебя, уже никто не сможет помочь.

С этими словами она взяла на руки младенца и пошла прямо на скальные расщелины, темневшие на склоне горы. Вдруг в одной из них она увидела свет. Это оказался узкий проход, ведущий к маленькой уютной лужайке, укрытой со всех сторон скалами. Посреди лужайки из земли бил родник с прозрачной водой. Прямо над родником большая финиковая пальма свесила до земли ветви, усыпанные спелыми плодами. А рядом в скале — пещерка, в которой можно укрыться от непогоды.

— Благодарю Тебя, Господи! Я знала, что Ты нам поможешь, — помолилась Елисавета и стала обустраивать свое новое жилище, в котором им с сыном предстояло провести не один год.

Обозленные всадники вернулись в Иерусалим ни с чем. Найти младенца Иоанна они так и не смогли.

— Бездельники! — грозно кричал на них царь Ирод. — Разве за то я плачу вам жалование, чтобы слушать ваши нелепые оправдания?

— Царь, — склонив голову, обратился к нему старший из всадников, — мы не нашли младенца в Хевроне. Но его отец-священник сейчас служит здесь, в храме. Быть может, он знает, где его сын?

— Так почему же вы до сих пор здесь? Отправляйтесь и заставьте его говорить. А если откажется, тогда убейте его.

— Убить священника? — всадники переглянулись.

— Да. За неповиновение царю. А если не исполните, тогда я прикажу убить и вас.

Через несколько минут всадники были уже у храма. Спешившись, они подошли к Захарии, который собирался разжечь огонь у жертвенника.

— Где ты скрыл своего сына, старик?

— Я служу сейчас Богу и не знаю, где мой сын, — отвечал Захария.

— Отдай нам его, так повелел царь. Иначе погибнешь прямо здесь.

— Я и вправду не знаю, что вам сказать. Если убьете меня — прольете кровь невинную.

— Ну что ж, старик, ты сам выбрал свою участь.

И воины убили священника Захарию прямо перед храмом.

Креститель

Елисавета уже никогда не возвращалась из своего горного убежища назад к людям. Она учила маленького Иоанна слову Божьему, рассказывала ему, как он появился на свет и что сказал о нем ангел.

Спустя семь лет после стремительного бегства Елисавета умерла. Иоанн к тому времени уже подрос и научился сам выживать в пустыне. Еду он добывал, выкапывая съедобные корешки и собирая дикий мед в гнездах горных пчел. Ему не было одиноко, потому что ангел, предсказавший его рождение, часто посещал его. Никто не знает, о чем они разговаривали во время этих встреч. Но ангел — значит вестник. Он всегда передает людям лишь то, что сам услышал от Бога.

Прошли годы. Иоанн давно уже вырос, стал взрослым мужчиной. И вот однажды ангел сказал ему:

— Иоанн, время настало. Ступай к народу Израиля, чтобы уготовить путь Господу, идущему за тобой. Исправь ожесточенные сердца, верни заблудившихся, расскажи им о праведной жизни и научи ходить перед Богом так, как я тебя научил.

— Да, мой господин. Вот я уже иду.

Иоанн надел накидку из верблюжьей шерсти, перетянул ее поясом и отправился к реке Иордан.

Вскоре по всему Израилю стало известно, что на берег реки Иордан из пустыни вышел пророк Божий. Люди говорили, что он никогда в своей жизни не пил вина, даже не ел хлеба, проводя всю свою жизнь в молитве. И потому Бог послал его научить народ Израиля праведной жизни. Это был Иоанн.

Тысячи людей стекались к нему со всех концов страны, чтобы получить наставление и омыться от своих грехов в водах Иордана. Такое омовение называлось крещением. Поэтому Иоанна в народе называли — Креститель.

Тех, кто приходил к нему, надеясь скрыть свои грехи, он встречал грозными словами:

— Порождения змеиные! Кто внушил вам бежать от будущего гнева? Сотворите же достойные плоды покаяния! Уже и топор при корне дерев лежит: всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь.

И спрашивал его народ:

— Что же нам делать?

Он сказал им в ответ:

— У кого две одежды, тот дай неимущему, и у кого есть пища, пусть накормит голодных.

Вдруг толпившиеся у берега люди опасливо раздвинулись, пропуская вооруженных солдат в сверкающих на солнце доспехах. Это были римские легионеры. Зачем они сюда пришли? Быть может, они хотят арестовать Иоанна за то, что он собрал здесь столько народу? Но легионеры спокойно встали на берегу. Их старший подошел к Иоанну, учтиво склонил голову и спросил:

— Учитель, что нам нужно делать, чтобы жить праведно?

Народ с ненавистью и страхом смотрел на чужеземцев. Римская армия в те времена захватила Израиль, поэтому легионеров все боялись. Люди ждали, что бесстрашный пророк сейчас крикнет римлянам: «Убирайтесь отсюда, нечестивцы!».

Но Иоанн посмотрел на солдат и тихо сказал:

— Не обижайте никого. Не отнимайте у беззащитных людей деньги, еду и одеж­ду. Довольствуйтесь своим жалованием и выполняйте лишь то, что должны по службе.

То же самое говорил он и мытарям — сборщикам налогов в римскую казну:

— Не берите у людей больше, чем вам положено, будьте честными.

Мытарей ненавидели все иудеи, но Иоанн даже для этих отверженных людей находил слова, способные коснуться их сердца. И только те, кто не хотел оставлять свои грехи, слышали от него грозное обличение.

Более четырехсот лет не было на иудейской земле такого великого пророка. И теперь все думали, что Иоанн и есть тот самый царь народа Божьего, которого так ждали все иудеи. Но Иоанн с детских лет знал от ангела, что его дело — лишь приготовить путь для грядущего Царя.

Пророк склоняет голову

В ту пору Иисусу, сыну Марии, исполнилось тридцать лет. Он также пришел на реку Иордан к Иоанну, чтобы получить от него крещение. Никто в толпе не знал, что этот молодой, небогато одетый человек — безгрешный Сын Божий. И один только Иоанн понял, Кто посетил его. Увидев подошедшего Иисуса, он поклонился Ему и сказал:

— Это мне надобно креститься от Тебя. Ты ли приходишь ко мне?

Но Иисус сказал ему в ответ:

— Делай то, что должен. Так мы с тобой исполним волю Бога и покажем пример покаяния людям.

Тогда Иоанн повиновался и крестил Его. Когда Иисус выходил из воды, вдруг раскрылись над Ним небеса, и Иоанн увидел Духа Божия, Который в виде голубя спускался на Иисуса. А с неба был слышен голос Бога Отца: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение». После этого Иоанн окончательно убедился в том, что Иисус — Сын Божий и Царь, которого так ждал весь народ.

Так Иисус Христос был крещен в водах реки Иордан человеком, которого Он сам после назовет величайшим из пророков. Далее у каждого из них будет свой путь. Иоанн обличит нечестивого царя Ирода. За это царь бросит его в тюрьму, а потом обезглавит. Иисус же будет ходить по городам Израиля с проповедью, исцелять больных, творить чудеса. И на пасху в Иерусалиме отдаст Себя в искупительную жертву за грехи всего человеческого рода — по ложному обвинению Его распнут на кресте.

Но после смерти Иоанна и Иисуса их души отправятся в одно и то же страшное место — в ад. Иоанн сойдет туда, чтобы и в аду проповедовать скорое пришествие Сына Божьего, как он делал это на земле. А Иисус придет вслед за ним, чтобы разрушить врата ада и вывести из него всех узников, которые захотят войти в вечное царство Сына Божьего.

Однако все это будет потом. А сейчас толпящийся на берегу народ лишь смотрит и недоумевает — почему столь почитаемый в народе пророк смиренно склонил голову перед никому не известным Человеком, пришедшим к нему креститься.

Источник: FOMA.RU

Вам пригодилась эта информация?