«Мы были у самых врат смерти». Как мучился и переносил изоляцию Иоанн Златоуст

Клевета и изгнание с епископской кафедры, ссылка на окраины страны, грубое обращение охранников, холод и изнурительные болезни… Всё это довелось пережить на склоне лет Иоанну Златоусту. Тем не менее, он находил в себе силы благодарить Бога за всё, что пережил сам, и еще утешал в письмах свою верную помощницу – диакониссу Олимпиаду. Советы святителя Иоанна, как не отчаиваться в трудных обстоятельствах, пригодятся и нам сегодня.

Письма, выдержки из которых мы публикуем сегодня, Иоанн Златоуст написал в самый тяжелый период своей жизни – после того, как его оклеветали и изгнали из Константинополя, где он несколько лет был архиепископом, или, как мы сказали бы сегодня, патриархом. На столичную епископскую кафедру Иоанн взошел в 397 году – всего через 16 лет после того, как Второй Вселенский Собор утвердил ее второй по чести после Римской кафедры. (Тогда, в конце IV века, христианство еще не разделилось на католиков и православных, и римский епископ исповедовал в точности ту же веру, что и все другие православные епископы).

Став архипастырем Константинополя, Златоуст энергично взялся наводить порядок, и не только в столичной Церкви, подчинявшейся ему напрямую, но и в некоторых других митрополиях Восточной Римской империи – там, где церковные власти действовали недостаточно осмотрительно и могли скомпрометировать Церковь. Конечно, это не могло понравиться тамошним церковным властям. При первой же возможности они влились в лагерь врагов Златоуста.

Лагерь этот стал сколачиваться в первые же годы его епископства, когда Иоанн взялся обличать в своих ярких, зажигавших слушателей проповедях распущенные нравы константинопольской знати, столичного духовенства и императорского дома. Он радикально сократил расходы на содержание архиепископата – вплоть до того, что велел продать часть богослужебных предметов (чем дал недругам повод обвинить себя в финансовых махинациях). Некоторые именитые гости страшно оскорблялись скромным приемом и простой пищей, которые предлагал им Константинопольский иерарх. А придворное духовенство самого Константинополя сильно возмутилось, когда святитель запретил клирикам соблазнительную и широко распространившуюся практику – жить под одной крышей с юными христианками-девственницами. Масла в огонь подлил один архидиакон, как-то раз неосторожно сказавший Иоанну в присутствии других клириков: «Владыка, тебе их не исправить, лучше бы ты взял свой жезл и прогнал их всех вон».

Вам пригодилась эта информация?