Пандемии на Руси. Размышления о пандемиях, карантинах, страхах и Божием Промысле. Часть 2

Окончание. Начало смотрите здесь.

Пандемии возникают в мире постоянно – с интервалом от 10 до 50 лет. Регулярность же эпидемий не счесть. Читая в летописях сведения о многочисленные морах, диву даешься, как всё это выдержал наш многострадальный народ. Как он не вымер? Как на Руси продолжали рождаться дети, развиваться ремесла, строиться храмы, выигрываться сражения, а сама Русь невероятно разрасталась границами?

Первая отраженная в летописях эпидемия случилась на Руси в 1092 году. Охватив Полоцк, перекинулась на Киев. По-своему понятая и по-своему запечатленная в летописи эпидемия вызвала немалое смятение среди людей. Вот что читаем в Лаврентьевской летописи:

«Предивное чудо явилось в Полоцке в наваждении: ночью стоял топот, что-то стонало на улице, рыскали бесы как люди. Если кто выходил из дома, чтобы посмотреть, тотчас невидимо уязвляем бывал бесами язвою и оттого умирал, и никто не осмеливался выходить из дома».

Как видим, многие отсиживались по домам, надеясь спастись от мора. Летопись отражает духовное толкование эпидемии:

«Это случилось за грехи наши, так как умножились грехи наши и неправды. Это навел на нас Бог, веля нам покаяться и воздерживаться от греха, и от зависти, и от прочих злых дел диавольских».

Жестоки и беспощадны были моры прошлых веков. Согласно Новгородской I летописи, в 1128 году мор постиг Новгородские земли. «И ели люди лист липы, кору березовую…», трупы же валялись повсюду, так что от смрада и выйти было нельзя. Впервые из летописи нам известно, что нанимались особые прислужники, которые хоронили за городом тела погибших от эпидемии.

Подлинная же катастрофа разразилась в XIV веке – чума.

Удивителен Промысл Божий. Вспыхнув возле монголо-китайской границы примерно в 1320 году, черная смерть, подобно пожару в сухом лесу, распространилась по миру, Руси же коснулась не сразу. Центральная Азия и Золотая Орда, Ближний Восток и Константинополь, Египет и Восточное Средиземноморье, вся Европа и Англия, Скандинавия и Ирландия – все оказались подобны маленькой мышке в лапах у хитрой кошки. Уже как 30 лет гуляла по миру пандемия, описывая полный круг возле Руси. Восток, юг, запад, север – все страны сдались, а в центре держалась Русь. И только в 1352 году черная смерть нанесла свой удар.

Поветрие началось со Пскова. Напуганные жители обратились за помощью к Новгородскому архиепископу святителю Василию. Прежде псковичи не раз досаждали ему своим непослушанием, однако в постигшей беде он немедленно проявил участие. Прибыв во Псков, совершил богослужение в трех церквах, крестным ходом обошел город и, как мог, утешал местных жителей. Он заразился и умер на обратном пути. А безжалостная чума бушевала в Новгороде.

Выкашивая города и селения, пандемия не жалела ни плачущих деток, ни отчаявшихся родителей. Смоленск, Чернигов, Суздаль, Киев… Согласно Никоновской летописи, в Глухове и на Белоозере «ни един человек не остался, вси изомроша».

Точных данных об эпидемии в Москве нет, но известно, что в это время умер великий князь Симеон, прозванный Гордым. Перед этим он оплакал двух малолетних своих сыновей, похищенных неизвестной болезнью. Умер и его младший брат Андрей Серпуховской. И прославленный в лике святых Московский митрополит Феогност умер в то же самое время.

Чума отступала и приходила опять. А в перерывах – другие поветрия. Иной раз летописи рисуют страшную картину: поля наполнены урожаем, а собирать его некому – сами люди стали обильным урожаем смерти.

В XV веке – оспа.

В XVI-м – зверствовал сыпной тиф.

Маленьким язычком пламени чума вновь обнаружила себя на одном из московских дворов и возгорелась могучим пожаром в августе 1654 года. Спасти столицу от поветрия не способны были ни врачи, ни государственная власть. Царь с войсками находился в Смоленске: шла война с Польшей. А патриарх Никон едва успел вывезти из Москвы царицу и детей царя.

«…уже в Москве и слободах православных христиан малая часть остается, а стрельцов от шести приказов ни един приказ не остался…»

Князь Пронский, исполнявший в Москве должность царского наместника, сообщал царю в челобитной:

«…уже в Москве и слободах православных христиан малая часть остается, а стрельцов от шести приказов ни един приказ не остался, из тех достальных многие лежат больные, а иные разбежались, и на караулах от них быть некому… и погребают без священников, и мертвых телеса в граде и за градом лежат, псами влачимы…»

Некому было охранять ворота города и даже сторожить арестантов в тюрьмах. Умер и сам Пронский, вскоре умер и заместитель его. Согласно летописям и свидетельствам очевидцев, поумирали архимандриты и игумены, монахи и монахини, священники и диаконы и всякие церковные причетники. Прекратилась торговля, все государственные службы вымерли. Начались грабежи. По наблюдениям Павла Алеппского, Москва, «прежде битком набитая народом, сделалась безлюдной… Собаки и свиньи пожирали мертвых и бесились, и потому никто не осмеливался ходить в одиночку».

Царь послал для охраны ворот 600 стрельцов, но они все умерли, посылал еще дважды по столько же, и опять-таки все умирали.

И вот здесь возникает очень важный вопрос о мерах борьбы с пандемией. Как бы мы того не хотели, но на протяжении многих печальных опытов человечество пришло к одной более-менее устойчивой мере – карантин.

Вам пригодилась эта информация?