У Чехова породистая свинка, а у Грина холерная паника: 5 удивительных историй о русских писателях на карантине

Когда в начале ХХ века в Петербург заявилась эпидемия холеры, писатель Алексей Ремизов вспоминал, как «завел такой обычай “страха холерного”, чтобы всякий, кто приходил к нам, сперва мыл руки, а потом здоровался. Одно время в моей комнате стоял таз и кувшин с водою».

1. Не надо есть рябину! — история о том, что не стоит пробовать во время эпидемии

В холерное лето 1848 год Фёдор Достоевский, который был тогда участником знаменитого кружка петрашевцев, находился в Парголове. В этом посёлке, на даче самого Михаила Петрашевского, он познакомился со студентом Петербургского Университета Павлом Филипповым. Позже Достоевский вспоминал о своём товарище: «В нем было одно несчастное качество, это — самолюбие. Он иногда ведет себя так, как будто думает, что все в мире подозревают его храбрость, и я думаю, что он решился бы соскочить с Исаакиевского собора, если б случился кто-нибудь подле, чьим мнением он бы дорожил и который бы стал сомневаться в том, что он бросится вниз, а не струсит. Я говорю это по факту. Я боялся холеры в первые дни ее появления. Ничего не могло быть приятнее для Филиппова, как показывать мне каждый день и каждый час, что он нимало не боится холеры.

Единственно для того, чтоб удивить меня, он не остерегался в пище, ел зелень, пил молоко и однажды, когда я, из любопытства, что будет, указал ему на ветку рябинных ягод, совершенно зелёных, только что вышедших из цветка, и сказал, что если б съесть эти ягоды, то, по-моему, холера придёт через пять минут, Филиппов сорвал всю кисть и съел половину в глазах моих, прежде чем я успел остановить его. Это детская безрассудная страсть, достойная сожаления, к несчастью, главная черта его характера».

Благо, что Филиппов остался жив. Стоит добавить, что Достоевский отмечал и положительные его качества: «честность, изящная вежливость, правдивость, неустрашимость и прямодушие». Под суд по делу петрашевцев и Филиппов, и Достоевский пошли вместе. Они оба были приговорены к смертной казни, которую затем Достоевскому заменили каторгой, а Филиппову – военно-арестантскими ротами. В 1855 году он был отправлен в действующую армию. Покидая Петербург, Филиппов подарил Достоевскому 25 рублей (он оставил деньги у коменданта Петропавловской крепости). Позже Достоевский вспоминал: «Он думал, что у меня не будет денег. Добрая душа».

X
X
Включение уведомлений    Ok No thanks